Александр Сергеевич

Пушкин

Пиковая Дама

Die Pique-Dame

Übersetzt von Alexander Eliasberg
Synchronisation und Ergänzungen © Doppeltext 2012

TITELBLATT

I

II

III

IV

V

VI

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

IMPRESSUM

Пи­ко­вая дама озна­ча­ет
тай­ную недо­бро­же­ла­тель­ность.
Но­вей­шая га­да­тель­ная кни­га.

I

А в не­наст­ные дни
Со­би­ра­лись они
Ча­сто;

Гну­ли — Бог их про­сти! —
От пя­ти­де­ся­ти
На сто,

И вы­игры­ва­ли,
И от­пи­сы­ва­ли
Ме­лом.

Так, в не­наст­ные дни,
За­ни­ма­лись они
Де­лом.
Од­на­жды иг­ра­ли в кар­ты у конно­гвар­дей­ца На­ру­мо­ва.
Дол­гая зим­няя ночь про­шла не­за­мет­но; сели ужи­нать в пя­том часу утра.
Те, ко­то­рые оста­лись в вы­игры­ше, ели с большим аппе­ти­том; про­чие, в рас­се­ян­но­сти, си­де­ли перед свои­ми при­бо­ра­ми.
Но шам­панское яви­лось, раз­го­вор ожи­вил­ся, и все при­ня­ли в нем уча­стие.
— Что ты сде­лал, Су­рин? — спро­сил хо­зя­ин.
— Проиграл, по обык­но­ве­нию. — На­доб­но при­знать­ся, что я не­счаст­лив:
иг­раю ми­ран­до­лем, ни­когда не го­ря­чусь, ни­чем меня с толку не собьёшь, а всё проигры­ва­юсь!
— И ты не разу не соблаз­нил­ся? ни разу не по­ста­вил на руте?.. Твердость твоя для меня уди­ви­тель­на.
— А ка­ков Гер­манн! — ска­зал один из го­стей, ука­зы­вая на мо­ло­до­го инже­не­ра,
— от­ро­ду не брал он кар­ты в руки, от­ро­ду не за­гнул ни од­но­го па­ро­ли, а до пяти ча­сов си­дит с нами и смот­рит на нашу игру!
— Игра за­ни­ма­ет меня силь­но, — ска­зал Гер­манн, — но я не в со­сто­я­нии жерт­во­вать необ­хо­ди­мым в на­де­жде при­об­ре­сти из­лиш­нее.
— Гер­манн не­мец: он рас­чет­лив, вот и всё! — за­ме­тил Томский.
— А если кто для меня не­по­ня­тен, так это моя ба­буш­ка гра­фи­ня Анна Фе­до­тов­на.
— Как? что? — за­кри­ча­ли го­сти.
— Не могу постиг­нуть, — про­дол­жал Томский, — ка­ким об­разом ба­буш­ка моя не понти­ру­ет!
— Да что ж тут уди­ви­тель­но­го, — ска­зал На­ру­мов, — что ось­ми­де­ся­ти­лет­няя ста­ру­ха не понти­ру­ет?
— Так вы ни­че­го про неё не зна­е­те?
— Нет! пра­во, ни­че­го!
— О, так по­слу­шайте:
На­доб­но знать, что ба­буш­ка моя, лет шесть­де­сят тому на­зад, ез­ди­ла в Па­риж и была там в большой моде.
На­род бе­гал за нею, что­бы уви­деть la Venus moscovite;
Ри­ше­лье за нею во­ло­чил­ся, и ба­буш­ка уве­ря­ет, что он чуть было не застре­лил­ся от её же­сто­ко­сти.
В то вре­мя дамы иг­ра­ли в фа­ра­он. Од­на­жды при дво­ре она проигра­ла на сло­во гер­цо­гу Ор­ле­анско­му что-то очень много.
При­е­хав до­мой, ба­буш­ка, от­лепли­вая муш­ки с лица и от­вя­зы­вая фиж­мы, объ­яви­ла де­душ­ке о сво­ем проигры­ше и при­ка­за­ла запла­тить.
По­кой­ный де­душ­ка, сколь­ко я по­мню, был род ба­буш­ки­но­го дво­рец­ко­го.
Он её бо­ял­ся, как огня; од­на­ко, услы­шав о та­ком ужас­ном проигры­ше, он вы­шел из себя,
при­нес счёты, до­ка­зал ей, что в пол­го­да они из­дер­жа­ли пол­мил­лио­на,
что под Па­ри­жем нет у них ни под­мо­сков­ной, ни са­ра­товской де­ревни, и на­чи­сто отка­зал­ся от пла­те­жа.
Ба­буш­ка дала ему по­ще­чи­ну и лег­ла спать одна, в знак сво­ей не­ми­ло­сти.
На дру­гой день она ве­ле­ла по­звать мужа, на­де­ясь, что до­маш­нее на­ка­за­ние над ним по­дей­ство­ва­ло, но на­шла его не­по­ко­ле­би­мым.
В пер­вый раз в жиз­ни до­шла она с ним до рас­су­жде­ний и объ­яс­не­ний;
ду­ма­ла усо­ве­стить его, снис­хо­ди­тель­но до­ка­зы­вая, что долг дол­гу розь
и что есть раз­ни­ца меж­ду прин­цем и ка­рет­ни­ком. —
Куда! де­душ­ка бун­то­вал. Нет, да и толь­ко! Ба­буш­ка не зна­ла, что де­лать.
С нею был ко­ротко зна­ком че­ло­век очень за­ме­ча­тель­ный.
Вы слы­ша­ли о гра­фе Сен-Жер­ме­не, о ко­то­ром расска­зы­ва­ют так много чу­дес­но­го.
Вы зна­е­те, что он вы­да­вал себя за Веч­но­го Жида, за изоб­ре­та­те­ля жиз­нен­но­го элик­си­ра и фи­ло­соф­ско­го кам­ня, и про­чая.
Над ним сме­я­лись, как над шар­ла­та­ном, а Ка­за­но­ва в своих За­писках го­во­рит, что он был шпи­он;
впро­чем, Сен-Жер­мен, не­смот­ря на свою та­инствен­ность, имел очень по­чтен­ную на­руж­ность и был в об­ще­стве че­ло­век очень лю­безный.
Ба­буш­ка до сих пор лю­бит его без па­мя­ти и сер­дит­ся, если го­во­рят об нём с неу­ва­же­ни­ем.
Ба­буш­ка зна­ла, что Сен-Жер­мен мог рас­по­ла­гать больши­ми день­га­ми. Она ре­ши­лась к нему при­бег­нуть. На­пи­са­ла ему за­писку и про­си­ла не­медлен­но к ней при­е­хать.
Ста­рый чу­дак явил­ся тот­час и за­стал в ужас­ном горе.
Она опи­са­ла ему са­мы­ми чер­ны­ми крас­ка­ми вар­вар­ство мужа
и ска­за­ла на­ко­нец, что всю свою на­де­жду по­ла­га­ет на его друж­бу и лю­без­ность.
Сен-Жер­мен за­ду­мал­ся.
«Я могу услу­жить вам этой сум­мою, — ска­зал он, — но знаю, что вы не бу­де­те спо­кой­ны, пока со мной не рас­пла­ти­тесь,
а я бы не же­лал вво­дить вас в но­вые хло­по­ты. Есть дру­гое сред­ство: вы мо­же­те оты­грать­ся».
«Но, лю­безный граф, — от­ве­ча­ла ба­буш­ка, — я го­во­рю вам, что у нас де­нег во­все нет».
— «День­ги тут не нуж­ны, — воз­ра­зил Сен-Жер­мен: — из­вольте меня вы­слу­шать».
Тут он открыл ей тайну, за ко­то­рую вся­кий из нас до­ро­го бы дал…

Александр Сергеевич Пушкин
Пиковая Дама / Die Pique-Dame
Zweisprachige Ausgabe
Übersetzt von Alexander Eliasberg

Dies ist ein interaktives E-Book. Klicken Sie auf den Text, um die Übersetzung einzublenden.

Der Originaltext und die Übersetzung sind gemeinfrei. Die Rechte für die synchronisierte zweisprachige Ausgabe und für die von uns in der Übersetzung ergänzten Textpassagen liegen bei Doppeltext.

Unser Programm umfasst viele weitere zweisprachige Titel. Besuchen Sie www.doppeltext.com, um mehr zu erfahren.

Wir freuen uns auf Ihre Meinung und Kritik.

Doppeltext
Igor Kogan & Tatiana Zelenska
Karwendelstr. 25
D-81369 München
Tel. +49-89-76 75 55 34
www.doppeltext.com
info@doppeltext.com