Иван Сергеевич

Тургенев

Записки охотника

Aufzeichnungen eines Jägers

Übersetzt von Alexander Eliasberg
Synchronisation und Ergänzungen © Doppeltext 2012

TITELBLATT

ХОРЬ И КАЛИНЫЧ

ЕРМОЛАЙ И МЕЛЬНИЧИХА

МАЛИНОВАЯ ВОДА

УЕЗДНЫЙ ЛЕКАРЬ

МОЙ СОСЕД РАДИЛОВ

ОДНОДВОРЕЦ ОВСЯНИКОВ

ЛЬГОВ

БЕЖИН ЛУГ

КАСЬЯН С КРАСИВОЙ МЕЧИ

БУРМИСТР

КОНТОРА

БИРЮК

ДВА ПОМЕЩИКА

ЛЕБЕДЯНЬ

ТАТЬЯНА БОРИСОВНА И ЕЕ ПЛЕМЯННИК

СМЕРТЬ

ПЕВЦЫ

ПЕТР ПЕТРОВИЧ КАРАТАЕВ

СВИДАНИЕ

ГАМЛЕТ ЩИГРОВСКОГО УЕЗДА

ЧЕРТОПХАНОВ И НЕДОПЮСКИН

КОНЕЦ ЧЕРТОПХАНОВА

ЖИВЫЕ МОЩИ

СТУЧИТ!

ЛЕС И СТЕПЬ

IMPRESSUM

ХОРЬ И КАЛИНЫЧ

Кому слу­ча­лось из Вол­ховско­го уез­да пере­би­рать­ся в Жиз­дринский,
того, ве­ро­ят­но, по­ра­жа­ла рез­кая раз­ни­ца меж­ду по­ро­дой лю­дей в Ор­ловской гу­бер­нии и ка­луж­ской по­ро­дой.
Ор­ловский му­жик не­ве­лик ро­стом, су­ту­ло­ват, угрюм, гля­дит ис­подло­бья, жи­вет в дрян­ных оси­но­вых из­бен­ках,
хо­дит на бар­щи­ну, тор­говлей не за­ни­ма­ет­ся, ест пло­хо, но­сит лап­ти;
ка­луж­ский оброч­ный му­жик оби­та­ет в про­стор­ных сос­но­вых из­бах, вы­сок ро­стом, гля­дит сме­ло и ве­се­ло,
лицом чист и бел, тор­гу­ет мас­лом и дег­тем и по празд­ни­кам хо­дит в са­по­гах.
Ор­ловская де­ревня (мы го­во­рим о вос­точ­ной ча­сти Ор­ловской гу­бер­нии)
обык­но­вен­но рас­по­ло­же­на сре­ди рас­па­хан­ных по­лей, близ овра­га, кое-как превра­щен­но­го в грязный пруд.
Кро­ме немно­гих ра­кит, все­гда го­то­вых к услу­гам, да двух-трех то­щих бе­рез, де­рев­ца на вер­сту кру­гом не уви­дишь;
изба ле­пит­ся к избе, кры­ши за­ки­да­ны гни­лой со­ло­мой…
Ка­луж­ская де­ревня, напро­тив, большею ча­стью окру­же­на ле­сом; избы сто­ят воль­ней и пря­мей, кры­ты те­сом;
во­ро­та плот­но запи­ра­ют­ся, пле­тень на за­двор­ке не раз­ме­тан и не вы­ва­лил­ся на­ру­жу, не зо­вет в го­сти вся­кую про­хо­жую сви­нью…
И для охот­ни­ка в Ка­луж­ской гу­бер­нии луч­ше. В Ор­ловской гу­бер­нии по­след­ние леса и пло­ща­дя
[*]
ис­чез­нут лет че­рез пять, а бо­лот и в по­ми­не нет;
в Ка­луж­ской, напро­тив, за­се­ки тянут­ся на сот­ни, бо­ло­та на де­сят­ки верст,
и не пере­ве­лась еще бла­го­род­ная пти­ца те­терев, во­дит­ся до­бро­душ­ный ду­пель,
и хло­по­ту­нья ку­ро­пат­ка своим по­ры­ви­стым вз­ле­том ве­се­лит и пу­га­ет стрел­ка и со­ба­ку.
В ка­че­стве охот­ни­ка по­се­щая Жиз­дринский уезд, со­шел­ся я в поле и по­зна­комил­ся с од­ним ка­луж­ским мел­ким по­ме­щи­ком, По­лу­ты­ки­ным,
страст­ным охот­ни­ком и, сле­до­ва­тель­но, от­лич­ным че­ло­ве­ком.
Во­ди­лись за ним, прав­да, не­ко­то­рые сла­бо­сти: он, напри­мер, сва­тал­ся за всех бо­га­тых не­вест в гу­бер­нии
и, по­лу­чив отказ от руки и от дому, с со­кру­шен­ным серд­цем до­ве­рял свое горе всем дру­зьям и зна­ко­мым,
а ро­ди­те­лям не­вест про­дол­жал посы­лать в по­да­рок кис­лые пер­си­ки и дру­гие сы­рые произ­ве­де­ния сво­е­го сада;
лю­бил по­вто­рять один и тот же анек­дот, ко­то­рый, не­смот­ря на ува­же­ние г-на По­лу­ты­ки­на к его до­сто­инствам, ре­ши­тель­но ни­когда ни­ко­го не сме­шил;
хва­лил со­чи­не­ния Аки­ма На­хи­мо­ва и по­весть «Пин­ну»; за­и­кал­ся; на­зы­вал свою со­ба­ку Астро­но­мом;
вме­сто од­на­ко го­во­рил од­на­че и за­вел у себя в доме фран­цуз­скую кух­ню, тай­на ко­то­рой, по по­ня­ти­ям его по­ва­ра,
со­сто­я­ла в пол­ном из­ме­не­нии есте­ствен­но­го вку­са каж­до­го ку­ша­нья:
мясо у это­го ис­кус­ни­ка от­зы­ва­лось ры­бой, рыба — гри­ба­ми, ма­ка­ро­ны — по­ро­хом;
зато ни одна мор­ков­ка не по­па­да­ла в суп, не при­няв вида ром­ба или трапе­ции.
Но, за ис­клю­че­ни­ем этих немно­гих и не­зна­чи­тель­ных недо­стат­ков, г-н По­лу­ты­кин был, как уже ска­за­но, от­лич­ный че­ло­век.
В пер­вый же день мо­е­го зна­ком­ства с г. По­лу­ты­ки­ным он при­гла­сил меня на ночь к себе.
— До меня верст пять бу­дет, — при­ба­вил он, — пеш­ком идти да­ле­ко; зайдем­те спер­ва к Хорю.
(Чи­та­тель поз­во­лит мне не пере­да­вать его за­и­ка­нья.)
— А кто та­кой Хорь?
— А мой му­жик… Он от­сю­да бли­зе­хонь­ко.
Мы от­пра­ви­лись к нему. По­сре­ди леса, на рас­чи­щен­ной и раз­ра­бо­тан­ной по­ля­не, воз­вы­ша­лась оди­но­кая усадьба Хоря.
Она со­сто­я­ла из несколь­ких сос­но­вых сру­бов, со­еди­нен­ных за­бо­ра­ми;
перед глав­ной из­бой тянул­ся на­вес, под­пер­тый то­нень­ки­ми стол­би­ка­ми.
Мы во­шли. Нас встре­тил мо­ло­дой па­рень, лет два­дца­ти, вы­со­кий и кра­си­вый.
— А, Федя! Дома Хорь? — спро­сил его г-н По­лу­ты­кин.
— Нет, Хорь в го­род уехал, — от­ве­чал па­рень, улы­ба­ясь и по­ка­зы­вая ряд бе­лых, как снег, зу­бов. — Тележ­ку за­ло­жить при­ка­же­те?
— Да, брат, тележ­ку. Да при­не­си нам ква­су.
Мы во­шли в избу. Ни одна суз­даль­ская кар­ти­на не за­леп­ля­ла чи­стых бре­вен­ча­тых стен;
в углу, перед тя­же­лым об­разом в се­ре­бря­ном окла­де, теп­ли­лась лам­пад­ка; ли­по­вый стол не­дав­но был вы­скоб­лен и вы­мыт;
меж­ду бревна­ми и по ко­ся­кам окон не ски­та­лось рез­вых пру­са­ков, не скры­ва­лось за­дум­чи­вых та­ра­ка­нов.
Мо­ло­дой па­рень ско­ро по­явил­ся с большой бе­лой круж­кой, на­пол­нен­ной хо­ро­шим ква­сом,
с огром­ным лом­тем пше­нич­но­го хле­ба и с дю­жи­ной со­ле­ных огур­цов в де­ре­вян­ной мис­ке.
Он по­ста­вил все эти при­па­сы на стол, при­сло­нил­ся к две­ри и на­чал с улыб­кой на нас погля­ды­вать.
Не успе­ли мы до­есть на­шей за­кус­ки, как уже теле­га за­сту­ча­ла перед крыль­цом. Мы вы­шли.
Маль­чик лет пят­на­дца­ти, куд­ря­вый и крас­но­ще­кий, си­дел ку­че­ром и с тру­дом удер­жи­вал сы­то­го пе­го­го же­реб­ца.
Кру­гом теле­ги сто­я­ло че­ло­век шесть мо­ло­дых ве­ли­ка­нов, очень по­хо­жих друг на дру­га и на Федю. «Всё дети Хоря!» — за­ме­тил По­лу­ты­кин.
«Всё Хорь­ки, — под­хва­тил Федя, ко­то­рый вы­шел вслед за нами на крыль­цо, — да еще не все:
По­тап в лесу, а Си­дор уехал со ста­рым Хо­рем в го­род…
Смот­ри же, Вася, — про­дол­жал он, об­раща­ясь к ку­че­ру, — ду­хом со­мчи: ба­ри­на ве­зешь.
Толь­ко на толч­ках-то, смот­ри, по­ти­ше: и теле­гу-то по­пор­тишь, да и бар­ское че­ре­во обес­по­ко­ишь!»
Осталь­ные Хорь­ки усмех­ну­лись от вы­ход­ки Феди.
«Под­са­дить Астро­но­ма!» — тор­же­ствен­но восклик­нул г-н По­лу­ты­кин.
Федя, не без удо­воль­ствия, под­нял на воз­дух при­ну­жден­но улы­бав­шу­ю­ся со­ба­ку и по­ло­жил ее на дно теле­ги.
Вася дал вож­жи ло­ша­ди. Мы по­ка­ти­ли.
«А вот это моя конто­ра, — ска­зал мне вдруг г-н По­лу­ты­кин, ука­зы­вая на не­большой ни­зень­кий до­мик, — хо­ти­те зайти?»
— «Из­вольте». — «Она те­перь упраздне­на, — за­ме­тил он, сле­зая, — а всё по­смот­реть сто­ит».
Конто­ра со­сто­я­ла из двух пу­стых ком­нат. Сто­рож, кри­вой ста­рик, при­бе­жал с за­дво­рья.
«Здрав­ствуй, Ми­ня­ич, — про­го­во­рил г-н По­лу­ты­кин, — а где же вода?»
Кри­вой ста­рик ис­чез и тот­час вер­нул­ся с бу­тыл­кой воды и дву­мя ста­ка­на­ми.
«От­ве­дайте, — ска­зал мне По­лу­ты­кин, — это у меня хо­ро­шая, клю­че­вая вода».
Мы вы­пи­ли по ста­ка­ну, причем ста­рик нам кла­нял­ся в пояс.
«Ну, те­перь, ка­жет­ся, мы мо­жем ехать, — за­ме­тил мой но­вый при­я­тель.
— В этой конто­ре я про­дал куп­цу Ал­ли­лу­е­ву четыре де­ся­ти­ны лесу за вы­год­ную цену».
Мы сели в теле­гу и че­рез пол­ча­са уже въез­жа­ли на двор господско­го дома.
— Ска­жи­те, по­жа­луй­ста, — спро­сил я По­лу­ты­ки­на за ужи­ном, — от­че­го у вас Хорь жи­вет отдель­но от про­чих ва­ших му­жи­ков?
— А вот от­че­го: он у меня му­жик ум­ный. Лет два­дцать пять тому на­зад изба у него сго­ре­ла;
вот и при­шел он к мо­е­му по­кой­но­му ба­тюш­ке и го­во­рит: дескать, поз­вольте мне, Ни­ко­лай Кузь­мич, по­се­лить­ся у вас в лесу на бо­ло­те.
Я вам ста­ну оброк пла­тить хо­ро­ший. — «Да за­чем тебе се­лить­ся на бо­ло­те?» — «Да уж так;
толь­ко вы, ба­тюш­ка, Ни­ко­лай Кузь­мич, ни в ка­кую ра­бо­ту упо­треб­лять меня уж не из­вольте, а оброк по­ло­жи­те, ка­кой сами зна­е­те».
— «Пять­де­сят ру­блев в год!» — «Из­вольте». — «Да без недо­и­мок у меня, смот­ри!» — «Из­вест­но, без недо­и­мок…» Вот он и по­се­лил­ся на бо­ло­те. С тех пор Хо­рем его и про­зва­ли.

Иван Сергеевич Тургенев
Записки охотника / Aufzeichnungen eines Jägers
Zweisprachige Ausgabe
Übersetzt von Alexander Eliasberg

Dies ist ein interaktives E-Book. Klicken Sie auf den Text, um die Übersetzung einzublenden.

Der Originaltext und die Übersetzung sind gemeinfrei. Die Rechte für die synchronisierte zweisprachige Ausgabe und für die von uns in der Übersetzung ergänzten Textpassagen liegen bei Doppeltext.

Unser Programm umfasst viele weitere zweisprachige Titel. Besuchen Sie www.doppeltext.com, um mehr zu erfahren.

Wir freuen uns auf Ihre Meinung und Kritik.

Doppeltext
Igor Kogan & Tatiana Zelenska
Karwendelstr. 25
D-81369 München
Tel. +49-89-76 75 55 34
www.doppeltext.com
info@doppeltext.com