Николай Васильевич

Гоголь

Шинель

Der Mantel

Übersetzt von Alexander Eliasberg
Synchronisation und Ergänzungen © Doppeltext 2012

TITELBLATT

ШИНЕЛЬ

IMPRESSUM

В де­пар­тамен­те… но луч­ше не на­зы­вать в ка­ком де­пар­тамен­те.
Ни­че­го нет сер­ди­тее вся­ко­го рода де­пар­тамен­тов, пол­ков, кан­це­ля­рий и, сло­вом, вся­ко­го рода долж­ност­ных со­сло­вий.
Те­перь уже вся­кой част­ный че­ло­век счи­та­ет в лице сво­ем оскорб­лен­ным всё об­ще­ство.
Го­во­рят, весь­ма не­дав­но по­сту­пи­ла прось­ба от од­но­го капи­та­на-ис­прав­ни­ка, не по­мню ка­ко­го-то го­ро­да, в ко­то­рой он из­ла­га­ет ясно,
что гиб­нут го­су­дар­ствен­ные по­ста­нов­ле­ния и что свя­щен­ное имя его произ­но­сит­ся ре­ши­тель­но всуе.
А в до­ка­за­тель­ство при­ло­жил к прось­бе прео­громнейший том ка­ко­го-то ро­ман­ти­че­ско­го со­чи­не­ния,
где, чрез каж­дые де­сять стра­ниц, яв­ляет­ся капи­тан-ис­прав­ник, ме­ста­ми даже со­вер­шен­но в пья­ном виде.
Итак, во из­бе­жа­ние вся­ких не­при­ят­но­стей, луч­ше де­пар­тамент, о ко­то­ром идет дело, мы на­зо­вем од­ним де­пар­тамен­том.
Итак, в од­ном де­пар­тамен­те слу­жил один чи­нов­ник, чи­нов­ник не­льзя ска­зать что­бы очень за­ме­ча­тель­ный,
ни­зень­ко­го ро­ста, несколь­ко ря­бо­ват, несколь­ко ры­же­ват, несколь­ко даже на-вид под­сле­по­ват, с не­большой лы­си­ной на лбу,
с мор­щи­на­ми по обе­им сто­ро­нам щек и цве­том лица что на­зы­ва­ет­ся ге­мо­рои­даль­ным… Что ж де­лать! ви­но­ват пе­тер­бург­ский кли­мат.
Что ка­са­ет­ся до чина (ибо у нас преж­де всего нуж­но объ­явить чин), то он был то, что на­зы­ва­ют веч­ный ти­ту­ляр­ный со­вет­ник,
над ко­то­рым, как из­вест­но, на­тру­ни­лись и наостри­лись вдо­воль разные пи­са­те­ли,
име­ю­щие по­хваль­ное обык­но­ве­нье на­ле­гать на тех, ко­то­рые не мо­гут ку­сать­ся.
Фа­ми­лия чи­нов­ни­ка была Баш­мач­кин.
Уже по само­му име­ни вид­но, что она когда-то произо­шла от баш­ма­ка; но когда, в ка­кое вре­мя и ка­ким об­разом произо­шла она от баш­ма­ка, ни­че­го это­го неиз­вест­но.
И отец, и дед, и даже шу­рин и все со­вер­шен­но Баш­мач­ки­ны хо­ди­ли в са­по­гах, пере­ме­няя толь­ко раза три в год под­мет­ки.
Имя его было: Ака­кий Ака­ки­е­вич. Мо­жет быть, чи­та­те­лю оно по­ка­жет­ся несколь­ко стран­ным и вы­ис­кан­ным,
но мож­но уве­рить, что его ни­как не ис­ка­ли, а что сами со­бою слу­чи­лись та­кие об­сто­я­тель­ства,
что ни­как не­льзя было дать дру­го­го име­ни, и это произо­шло имен­но вот как:
ро­дил­ся Ака­кий Ака­ки­е­вич про­тив ночи, если толь­ко не из­ме­ня­ет па­мять, на 23 мар­та.
По­кой­ни­ца ма­туш­ка, чи­нов­ни­ца и очень хо­ро­шая жен­щи­на, рас­по­ло­жи­лась, как сле­ду­ет, окре­стить ре­бен­ка.
Ма­туш­ка еще ле­жа­ла на кро­ва­ти про­тив две­рей, а по пра­вую руку сто­ял кум, пре­вос­ход­ней­ший че­ло­век, Иван Ива­но­вич Ерош­кин, слу­жив­ший сто­ло­на­чаль­ни­ком в се­на­те,
и кума, жена квар­таль­но­го офи­це­ра, жен­щи­на ред­ких до­бро­де­телей, Ари­на Се­ме­нов­на Бе­лобрюш­ко­ва.
Ро­диль­ни­це предо­ста­ви­ли на вы­бор лю­бое из трех, ка­кое она хо­чет вы­брать:
Мок­кия, Со­ссия, или на­звать ре­бен­ка во имя му­че­ни­ка Хоз­да­за­та.
«Нет, поду­ма­ла по­кой­ни­ца, име­на-то всё та­кие.»
Что­бы уго­дить ей, раз­вер­ну­ли ка­лендарь в дру­гом ме­сте; вы­шли опять три име­ни: Три­фи­лий, Дула и Ва­ра­ха­сий.
«Вот это на­ка­за­ние», про­го­во­ри­ла ста­ру­ха: «ка­кие всё име­на, я пра­во ни­когда и не слы­хи­ва­ла та­ких.
Пусть бы еще Ва­ра­дат или Ва­рух, а то Три­фи­лий и Ва­ра­ха­сий.»
Еще пере­во­ро­ти­ли стра­ни­цу — вы­шли: Пав­си­ка­хий и Вах­ти­сий.
«Ну, уж я вижу», ска­за­ла ста­ру­ха: «что, вид­но, его та­кая судь­ба. Уж если так, пусть луч­ше бу­дет он на­зы­вать­ся как и отец его.
Отец был Ака­кий, так пусть и сын бу­дет Ака­кий.» Та­ким об­разом и произо­шел Ака­кий Ака­ки­е­вич.
Ре­бен­ка окре­сти­ли; при чем он запла­кал и сде­лал та­кую гри­ма­су, как буд­то бы пред­чув­ство­вал, что бу­дет ти­ту­ляр­ный со­вет­ник.
Итак, вот ка­ким об­разом произо­шло всё это. Мы при­ве­ли по­то­му это, что­бы чи­та­тель мог сам ви­деть,
что это слу­чи­лось со­вер­шен­но по необ­хо­ди­мо­сти и дру­го­го име­ни дать было ни­как не­воз­мож­но.

Николай Васильевич Гоголь
Шинель / Der Mantel
Zweisprachige Ausgabe
Übersetzt von Alexander Eliasberg

Dies ist ein interaktives E-Book. Klicken Sie auf den Text, um die Übersetzung einzublenden.

Der Originaltext und die Übersetzung sind gemeinfrei. Die Rechte für die synchronisierte zweisprachige Ausgabe und für die von uns in der Übersetzung ergänzten Textpassagen liegen bei Doppeltext.

Unser Programm umfasst viele weitere zweisprachige Titel. Besuchen Sie www.doppeltext.com, um mehr zu erfahren.

Wir freuen uns auf Ihre Meinung und Kritik.

Doppeltext
Igor Kogan & Tatiana Zelenska
Karwendelstr. 25
D-81369 München
Tel. +49-89-76 75 55 34
www.doppeltext.com
info@doppeltext.com